?

Log in

No account? Create an account
 
 
Uldor the Cursed
Уже не в одной из сетевых дискуссий столкнулся со спором: одни участники (в том числе мои добрые знакомые) называли немецкого историка Кристиана Ганцера достойным и уважаемым исследователем, другие -- считали его фальсификатором и пропагандистом.

Решил сам разобраться в вопросе.

Сначала прочел рецензию Ганцера на книгу Р. Алиева "Брестская крепость. Воспоминания и документы" (М.: Вече, 2010).

https://drive.google.com/file/d/1SlNC4vro8bnuuauDjq6tpOZr31AuI5bC/view?usp=sharing

Рецензия вызвала странное ощущение: с формальной точки зрения большинство упреков Ганцера к Алиеву справедливы: он указывает не фактические ошибки в переводе либо трактовке немецких документов -- попутно намекая, что Алиев просто-напросто не силен в немецком, поэтому перевел не весь комплекс документов, а лишь те, которые поддаются распознаванию файнридером и последующему пропусканию через автопереводчик. В частности, без перевода оставлены рукописные донесения боевых частей и рукописные пометки на полях машинописи.

Вроде бы справедливо. Но как-то... некрасиво. Ибо Алиев провел огромную работу за свой счет, и просто не имел времени (и денег) объять необъятное. Вдобавок, я не слышал, чтобы кто-то из западных исследователей упрекал своих коллег в том, что они, занимаясь Восточным фронтом, не проштудировали весь массив советских документов по исследуемой теме...

При этом, на мой взгляд, Ганцер ни привел ни одной ошибки Алиева, которая серьезно изменила бы описание событий.

Прочие претензии еще более странны: Ганцер возмущается помещенными в сборник воспоминаниями советских участников обороны, в которых события излагаются неправильно, описываются факты, которых не было (например, атака крепости пикировщиками) -- и ставит Алиеву в вину, что он не прокомментировал каждую такую неточность.

В целом создается ощущение, что вываливая кучу мелочных придирок, Ганцер просто ставит себе целью скомпрометировать Алиева как историка и конкурента в теме. Более того, упоминая об основной книге Алиева ("Штурм Брестской Крепости" -- http://militera.lib.ru/h/aliev_rv01/index.html) Ганцер не стесняется в эпитетах: "вряд ли отвечает научным требованиям", "плохая", а главное -- "не лишена героического дискурса".

Здравствуйте, приехали: о героизме писать уже нельзя -- это ненаучно и не нравится немцам...

На этом фоне не очень удивителен и следующий пассаж: "Те, кто попадал в немецкий плен, в сталинском Советском Союзе считались предателями". Мы знаем, что попадание в плен считалось "пятном" на биографии -- но по закону преступлением оно не являлось, так что как минимум с формальной точки зрения Ганцер здесь говорит неправду. На фоне кучи формальных придирок к деталям у Алиева это выглядит не очень красиво.

* * *

Затем я попытался сунутся в собственно историческое сочинение самого Ганцера -- статью "Сталина длинная тень. Плен как ключевая проблема историографии обороны Брестской крепости".

https://drive.google.com/file/d/1tjERPUYLEmmBs1kBTpXOZIG8YjGEtK6L/view?usp=sharing

Как мы видим уже из названия, статья не лишена "идеологического дискурса" -- но автор это бедой не считает.
Уже в самом начале статьи мы встречаем фразу, вызывающую острое недоумение: "Ответственность за пленение, как правило, лежит не на пленном, всему виной – обстоятельства". Получается, что добровольная сдача в плен -- событие крайне редкое...

Интересно, что далее Ганцер от этого заявления явочным порядком отказывается и пишет о различии между добровольно сдачей и "пленением не по своей вине", существовавшем во многих законодательствах, включая советское. Однако перед этим мы узнаем, что "С 1920-х годов в Советском Союзе распространилось мнение, что попавший в плен красноармеец совершил предательство". Вам нужны доказательства этого утверждения? Пожалуйста: "Так, статья 193 Уголовного кодекса РСФСР с 1926 г. ... для своих пленных «за сдачу в плен, не вызывавшуюся боевой обстановкой» предусматривала высшую меру наказания"

Следите за руками: сначала мы объявляем, что ЛЮБОЕ пленение вызвано боевой обстановкой. Затем делаем вывод, что любое наказание "за плен" -- безвинное. А потом делаем третий шаг -- приписываем эту логику советскому законодательству, не утруждая себя какими-либо подтверждением.

Но дальше нас ждет более глобальное открытие:

"1934 г. данное положение было ужесточено введением дополнения к статье 58 УК РСФСР об ответственности всех членов семьи за деяния, совершенные одним из них: теперь и они должны были нести ответственность за «проступок» солдата, попавшего в плен [выделение мое -- UtC]... Для всех других совершеннолетних членов семьи, которые проживали вместе с «преступником» или находились у него на иждивении – вне зависимости от их осведомленности или соучастия, – была предусмотрена ссылка в удаленные регионы Сибири на пять лет. Кажется сомнительным, что в истории существовал прецедент подобных репрессий в отношении членов семьи, которые даже не состояли на военной службе"

Жутко? Угу...

И ссылка дана: Постановление Центрального Исполнительного комитета СССР «О дополнении Положения о преступлениях государственных (контрреволюционных и особо для Союза ССР опасных преступлениях против порядка управления) статьями об измене родине», 08.06.1934. (Rotarmisten in deutscher Hand. Dokumente zu Gefangenschaft, Repatriierung und Rehabilitierung sowjetischer Soldaten des Zweiten Weltkrieges / Overmans R., Hilger A., Polian P. (Hg.). – Paderborn, München, Wien, Zürich: Schöningh, 2012. – S. 732–733).

Интересно, правда, почему ссылка -- на немецкое издание, а не на первоисточник?

А теперь читаем первоисточник: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=ESU&n=31237#0881652322780581

"1.1. Измена родине, т.е. действия, совершенные гражданами Союза ССР в ущерб военной мощи Союза ССР, его государственной независимости или неприкосновенности его территории, как-то: шпионаж, выдача военной или государственной тайны, переход на сторону врага, бегство или перелет заграницу, карается высшей мерой уголовного наказания - расстрелом с конфискацией всего имущества, а при смягчающих обстоятельствах - лишением свободы на срок 10 лет с конфискацией всего имущества.
1.2. Те же преступления, совршенные военнослужащими, караются высшей мерой уголовного наказания - расстрелом с конфискацией всего имущества."


Как мы видим, про попадание в плен в статье не говорится ничего. В ней сказано про измену и переход на сторону врага.

Таким образом, Ганцер банально соврал. Ну, то есть формально соврали Оверманс, Хильгер и Павел Полян, на которых он сослался (думаю, что первых двух подставил последний). Вот только кто мешал Ганцеру проверить содержание документа по первоисточнику через гугль? У меня это заняло пару минут. Ну и после этого все упреки Ганцера в адрес Алиева смотрятся не просто несправедливо -- подленько...

Итак, делаем вывод: Кристиан Ганцер -- демагог, лицемер и лжец исследователь, утверждения которого требуют проверки по другим источникам.

P.S. Кто сказал "Себастьян Штоппер"?..