?

Log in

No account? Create an account
 
 
08 Декабрь 2010 @ 04:32
После Дюнкерка (1)  
ОПЫТ ЭВАКУАЦИИ БРИТАНСКИХ ВОЙСК ИЗ ГРЕЦИИ

Статья не претендует на новое слово в военной истории -- я лишь попытался систематизировать английский опыт эвакуации морем крупных сухопутных группировок. Естественно, чтобы можно было объективно сравнить его с нашим опытом...
Про Крит предполагается дальше.

Ругайте :-)



Эвакуация британских и французских войск из Норвегии не была связана с военным поражением и разгромом. Она вызывалась стремлением союзного (в первую очередь английского) командования «сократить фронт»: сначала оставить Центральную Норвегию для сосредоточения сил в Северной, а затем (уже после крушения фронта во Франции) -- Северную Норвегию ради защиты Британских островов. В обеих случаях войска еще вполне могли сражаться и ситуация была весьма далека от «дюнкеркской». Правда, при оставлении англичанами Намсуса германской авиации удалось потопить шесть британских вооруженных траулеров, эсминец «Африди» и французский лидер «Бизон». Но это можно отнести на счет недооценки англичанами возможностей германских люфтваффе -- тем более, что немецкие бомбардировщики действовали практически без истребительного прикрытия.

Эвакуация Нарвика проходила в куда более тепличных условиях -- союзники имели здесь подавляющее превосходство как на суше, так и на море и в воздухе. Воспрепятствовать эвакуации немцы могли только с воздуха, но район Нарвика прикрывала сильная зенитная артиллерия (60 легких и 48 тяжелых зенитных орудий), а также авиагруппы двух авианосцев -- «Арк Ройял» и «Глориес» (38 и 25 истребителей соответственно), к которым во второй половине мая присоединились две сухопутные истребительные эскадрильи. В то же время немцы из-за удаленности Нарвика даже в двух самых массированных налетах 28 и 29 мая не могли собрать более двух десятков бомбардировщиков. Главное же -- Нарвик оказался за пределами радиуса наиболее эффективных немецких самолетов, пикировщиков Ju.87 «Штука», поэтому здесь приходилось использовать горизонтальные «Хейнкели», изредка прикрываемые тяжелыми Me.110. «Штуки» из I/StG1 немцы смогли применить здесь лишь в самые последние дни перед окончательной эвакуацией союзников.

Тем не менее еще 4 мая в Румбакс-фьорде был потоплен польский эсминец «Гром». 14 мая двумя немецкими самолетами был потоплен польский лайнер «Хоробры», шедший с подкреплениями из Харстада (северо-западнее Нарвика) в Будё. 17 мая на том же маршруте наскочил на скалу крейсер «Эффингем», четыре дня спустя добитый торпедой эсминца «Матабель». 25–26 мая немецкие бомбардировщики потопили у Сканланна крейсер ПВО «Керлью», повредили два английских вспомогательных судна и танкер (все три позднее были взорваны при отходе). Потеря крейсера стало очень тяжелой, потому что это был единственный в регионе корабль с радиолокатором ПВО. 27 мая немцы разбомбили Будё, оставленный четыре дня спустя. 28 мая в Нарвике двумя бомбами был поврежден крейсер «Кайро» -- правда, добить его так и не удалось.

Тем не менее, сама эвакуация Нарвика с 4 по 8 июня прошла планомерно и успешно, сухопутные силы немцев из-за своей крайней малочисленности никак не смогли ей помешать. Для вывоза войск было прислано 8 грузовых судов и 15 войсковых транспортов. 4 июня на суда было посажено 4700 человек, 5 июня -- 4900 человек, 6 июня -- 5100, 7 июня -- 5200 и утром 8 июня -- 4600. Для двух транспортов груза даже не хватило -- впрочем, один из них, «Ван Дик», 9 июня был потоплен немецким «Кондором» прямо в гавани Харстада. Таким образом, немецкая авиация смогла добиться успеха лишь действуя против одиночных судов и слабых конвоев. Там, где англичане сосредоточили крупные сила с надежным воздушным прикрытием, противнику ничего не светило.

Следующий раз британскому флоту пришлось организовывать вывоз большой массы войск ровно через год -- в ходе Балканской кампании весны 1941 года. И теперь условия эвакуации оказались совсем иными...

* * *

Британские вооруженные силы появились в Греции в ноябре 1940 года. Греческое руководство считало главным противником Болгарию (с которой имелся территориальный спор во Фракии), оборудовало на границе с ней оборонительную позицию («линию Метаксаса»), поэтому захват итальянцами Албании, а затем их неожиданное и неспровоцированное нападение на Грецию стало для всех полной неожиданностью. Вскоре после итальянского вторжения британский Комитет начальников штабов принял решение «как можно скорее оказать Греции материальную и моральную поддержку».

Однако премьер Иоанн Метаксас, надеясь сохранить хорошие отношения с Германией, категорически отказался пропустить на свою территорию английские сухопутные силы и согласился лишь на переброску в Грецию авиационной группировки из Египта. Он заявил англичанам, что за сухопутной помощью обратится лишь в том случае, если немецкие войска вступят в Болгарию -- что будет означать поддержку немцами второго (после Италии) наиболее вероятного противника греков.

В ноябре-декабре 1940 года в Грецию прибыли первые четыре английских авиаэскадрильи (30-я , 84-я, 211-я и 80-я), в феврале 1941 года -- еще три (11-я, 112-я и 33-я), в марте и в апреле -- по одной (113-я и 208-я).

Всего до весны 1941 года в Грецию было переброшено свыше 200 самолетов и ряд аэродромных частей. Справедливости ради стоит сказать, что Черчилля интересовала не столько Греция, сколько Крит. Расположенный на половине пути между Мальтой и Кипром, он замыкал цепь, позволяющую англичанам контролировать Средиземное море; весной 1940 года даже существовали планы захвата Крита силами французов из Сирии. Поэтому переброшенные сюда английские строительные части сразу же приступили к оборудованию аэродромов в Малеме и Гераклионе, а также посадочной площадки в Ретимноне и морской базы в бухте Суда.
29 января 1941 года Иоанн Метаксас неожиданно умер. Его смерть стала трагедией для Греции: «диктатор в ночных туфлях» был весьма непопулярен среди значительной части населения (особенно на Крите), он продолжал переговоры с Германией, рассчитывая на ее посредничество в прекращении войны с Италией и надеясь использовать присутствие англичан в Греции как разменную монету при торге. Но он пользовался однозначным авторитетом в политической верхушке страны, а главное -- ему безусловно подчинялась армия.

Александр Коризис, ставший премьером после смерти Метаксаса, был сторонником английской ориентации, но авторитетом у военных не пользовался. Кроме того, он крайне пессимистически смотрел на перспективы противостояния Германии. Напротив, командующий армией генерал Папагос считал, что армия сможет оказать сопротивление немцам.
Тем временем в середине февраля на Балканы отправилась специальная английская миссия, возглавляемая министром иностранных дел Антони Иденом и начальником генерального штаба Диллом. 22 февраля 1941 года на англо-греческом совещании в Татое (пригород Афин) было решено, что в случае ввода германских войск в Болгарию Англия направляет в Грецию 4 своих дивизии. На этот момент греческая армия имела 15 дивизий на фронте в Албании, еще 3 дивизии стояли на югославской границе и 3 -- на «линии Метаксаса», прикрывавшей границу с Болгарией. Общая численность греческой армии достигала 350 тысяч человек.

Однако между британцами и греками сразу же начались разногласия. Греки упорно хотели оборонять всю свою границу, включая Фракию и Македонию (последняя была прикрыта так называемой «линией Метаксаса»). Англичане считали, что следует снять все дивизии с болгарской границы и отвести их на Алиакмонскую позицию, идущую по северо-восточному краю гор Вермион и Пиерия, от Салоникского залива и горы Олимп до югославской границы восточнее Монастира (Битола). На этой позиции длиной всего в 110 км проще было остановить противника -- но для этого требовалось оставить Салоники, что для греков оказалось совершенно неприемлемо. Категорически отказались они и от идеи вывести войска из Албании для сокращения линии фронта.
В конце концов, уже после начала ввода войск, было принято компромиссное решение: оставить три греческих дивизии на «линии Метаксаса», а другие три дивизии вместе с английскими войсками разместить на Алиакмнской позиции, сделав ее второй линией обороны. При этом англичанам удалось выторговать условие, что войсками на этой позиции (Центрально-Македонская армия) будет командовать британский генерал Уилсон.
1 марта 1941 года Болгария присоединилась к «тройственному пакту», в тот же день в страну вступили германские войска. Реакция англичан уже была подготовлена: 4 марта началась операция «Ластр» -- переброска в Грецию британских сухопутных войск.

Всего в ходе операции, продолжавшейся с 4 марта по 24 апреля 1941 года, в Грецию было перевезены по морю две пехотных дивизии (6-я австралийская и 2-я новозеландская), 1-я танковая бригада и отдельные части -- 58 364 человека , 150 танков и около 8 тысяч автомашин. Сюда планировалось перебросить еще одну новозеландскую дивизию и польскую бригаду -- но 17 апреля, в связи с неудачами греков и поражением в Киренаике от двух дивизий Роммеля, это решение было отменено. В итоге у 20-м числам апреля общая численность британских сил в Греции (вместе со вспомогательными частями ВВС) составляла порядка 62 тысяч человек.

Немцы нанесли удар утром 6 апреля. Целью войны, как лицемерно указывала нота, врученная немецким посланником в Афинах Эрбахом премьеру Коризису, было «изгнание британских войск с греческой территории».
Уже в первую ночь войны англичане понесли огромные потери. В ходе ночного налета немецкой авиации на Пирей бомбы угодили в транспорт боеприпасов «Клан Фрезер» и в боеприпасы, разгруженные на причал и на лихтеры рядом с ним. Уже после полуночи горящий транспорт взорвался, вслед за ним по очереди взлетели на воздух еще два транспорта с боеприпасами -- «Сити оф Рубо» и «Гоалпара». В итоге погибло 11 судов общей вместимостью 40 000 тонн, сам порт Пирея был полностью разрушен -- частично восстановить его работу удалось только к 17 апреля.

Присутствие в порту сразу трех транспортов с боеприпасами было вопиющим нарушением всех норм техники безопасности -- особенно если учесть, что груз на «Гоалпара» предназначался для Турции и в порту ему вообще нечего было делать, он мог с таким же успехом отстаиваться на рейде.

Греческие войска на «линии Метаксаса» выдержали первый натиск частей 30-го армейского корпуса 12-й немецкой армии, но немцы совершили маневр, уже привычный им по Франции: их 18-й армейский корпус (две пехотных и танковая дивизии) обошел западный фланг греков по территории Югославии. 9 апреля, пройдя по долине реки Вардар (Струмица), 2-я танковая дивизия вышла к Салоникам, отрезав Восточно-Македонскую армию (три пехотных дивизии и две бригады) от основных сил. В это же день командование армии капитулировало, не оказав серьезного сопротивления.

Тем временем 9 апреля войска немецкого 40-го моторизованного корпуса (две танковых, моторизованная и пехотная дивизии) совершили еще более широкий обход. Заняв югославские Скопье и Монастир, они вышли к греческой границе в районе Флорины, которую заняли 10 апреля. Таким образом немцы оказались далеко за левым флангом Алиакмонской позиции. На этот момент позицию обороняли новозеландская и две греческих дивизии, а также английская бронетанковая бригада. Австралийская дивизия находилась еще только на подходе.

Считая эти силы недостаточными для обороны, командующий Центрально-Македонской армией генерал Уилсон отдал приказ: в ночь с 11 на 12 апреля начать отвод своих основных сил на юг. В результате нанесенный немцами утром 12 апреля удар почти не встретил сопротивления [1]. Части лейбштандарта СС «Адольф Гитлер» уже в первый день занял перевал Клиди, сбив с него английские заслоны; только передовая 1-я рота бригады под командованием оберштурмфюрера Герда Пляйса взяла в этот день около сотни английских пленных. Правда, не обошлось без потерь -- в плен попал командир 88-мм батареи гауптштурмфюрер Фендт, освобожденный лишь на следующий день.

Утром английские танки пытались контратаковать немцев на перевале, но эсэсовцы успели подтянуть сюда 88-мм орудия, и танковая атака была отбита совместными усилиями лейбштандарта и 9-й танковой дивизии. Англичане потеряли около 30 машин, немцы -- два Pz.IV, один Pz.II и один Pz.I. Всего до исхода этого дня лейбштандарт потерял в боях в Югославии и Греции 137 человек -- 37 убитыми, двоих пропавшими без вести и 98 ранеными.

Подвигаясь дальше, 13 апреля части 9-й танковой дивизии заняли город Козани в сотне километров от границы. Таким образом, между армией Уилсона и двумя армиями в Албании (Эпирская и Западно-Македонская) оказался вбит мощный клин.
Еще 11 апреля греческое командование отдало приказ об отводе войск из Албании на новую линию -- от Олимпа до озера Бутринти. Оставление позиций было совершено скрытно и без потерь -- итальянское командование заметило его только через пять дней. Однако из-за несанкционированного отступления Уилсона и оставления позиций на перевале Клиди приказ на отвод войск из Албании оказался запоздавшим: немецкая ударная группировка уже опередила отходивших греков, не давая им возможности успешно занять новую линию обороны.

Вдобавок лейбштандарт повернул на запад, чтобы через Касторию и перевал Клисура выйти к албанской Корче, в тыл греческим войскам в Албании. 15 апреля Кастория была взята; отходящие из Албании греки начали массово сдаваться в плен. За сутки только разведывательный батальон лейбштандарта СС захватил 12 000 пленных и 36 орудий. 17–18 апреля лейбштандарт «Адольф Гитлер» занял город Мецовон и перевал Катара, преодолев горный хребет Пинд, где ему сдалась 16-я пехотная дивизия греков.
В этих условиях 13 апреля на совещании Уилсона с Папагосом было решено спешно отводить войска на новую позицию Фермопилы -- Дельфы, то есть оставить противнику две трети страны. Однако организовать новую линию обороны было уже невозможно -- войска отступали вразнобой, а немецкие моторизованные силы шли за ними по пятам. Из-за отказа Уилсона от сдерживания противника албанская группировка греческих войск просто не успевала выйти к намеченному рубежу до подхода сюда немцев. Западно-Македонская армия и оставшиеся без управления остатки Центрально-Македонской армии были переподчинены командующему Эпирской армией генералу Питцикасу. Естественно, у самого Уилсона виноватыми во всем оказались именно греки: он заявил, что греческая армия потеряла боеспособность, а ее командование утратило управление войсками.

Действительно, в греческом руководстве царила паника. Коризис не имел железной руки Метаксаса, а генерала Папагоса последние события же на фронте, судя по всему, привели в полное отчаяние. Как утверждает «Большая стратегия», уже 16 апреля он предложил Уилсону эвакуировать английские войска из Греции. 18 апреля на совещании высшего военно-политического руководства страны в Тати под Афинами Папагос заявил, что считает военное положение безнадежным. В этот же день англичане приняли решение начать подготовку к эвакуации своих войск, начало которой было запланировано на 28 апреля. Сражаться фактически продолжала только британская авиация: к 21 апреля у англичан осталось только 18 «Харрикейнов», остальные были уничтожены в неравном противостоянии с «Люфтваффе».

Правительство раскололось -- часть министров выступила за переговоры с немцами и капитуляцию на почетных условиях, другая часть заявила, что необходимо продолжать сопротивление, даже если для этого войскам придется покинуть территорию страны. Вечером того же дня премьер Коризис застрелился. Новым главой правительства стал Эммануил Цудерос. Он был сторонником продолжения сопротивления -- но тут пришла новая беда: взбунтовалось руководство Эпирской армии. Генералы сместили Питцикаса и самовольно поставили на его место генерала Цолагоклу. Уже 19 апреля тот выслал к немцам парламентеров и вечером следующего дня от имени греческого правительства подписал с командиром лейбштандарта СС «Адольф Гитлер» Зеппом Дитрихом соглашение о «перемирии с Германией».

Возможно, на позицию греческих генералов повлияло явное нежелание союзников-англичан оказывать немцам серьезное сопротивление -- вкупе с надеждами на то, что немцы сохранят Греции независимость. Однако уже 21 апреля генерал-фельдмаршал Лист заставил греческих генералов подписать новое соглашение -- на этот раз в нем прямо говорилось о капитуляции. Впрочем, Гитлер в свою очередь это соглашение тоже не утвердил, заявив, что капитуляцию должна принимать в том числе и Италия -- а именно этого греки хотели избежать любой ценой. В этот же день немцы заняли Янину, а генерал Уилсон принял решение перенести начало эвакуации на 24 апреля.

Окончательный вариант капитуляции был подписан генералом Цологоаклу в Салониках 23 апреля 1941 года. На следующий день греческий король Георг II и часть министров покинули Афины на британской летающей лодке.

С этого момента британское командование уже не пыталось организовать оборону на континенте. Именно этим объясняется тот невероятный факт, что 26 апреля небольшому немецкому парашютному десанту удалось совершенно беспрепятственно захватить Корнифский перешеек, отделяющий полуостров Пелопоннес от остальной континентальной Греции. Этот перешеек имеет в ширину всего 7 км, его пересекает судоходный Коринфский канал, представляющий из себя узкий каньон, пробитый в скалах. Это место идеально приспособлено к обороне, и если бы англичанам удалось отвести свои войска на Пелопоннес, оборонять его можно было бы сколь угодно долго.

Немецкий 2-й парашютно-десантный полк (без одного батальона) высадился рано утром 26 апреля по обеим сторонам стального моста через Коринфский канала. Охрана моста оказала ожесточенное сопротивление и смогла взорвать сам мост. Однако, не имея подкреплений, к утру 27 апреля греки на северном берегу сдались, на южном -- отошли в сторону Навплиона. Днем 27 апреля немцы смогли построить из подручных средств временный мост через канал у его восточной оконечности.
Тем временем лейбштандарт «Адольф Гитлер» вышел к Коринфскому заливу в самом узком его месте -- у Навпактоса, напротив Патр, в сотне километров западнее Коринфа. 27 апреля эсэсовцы, мобилизовав в ближайших деревнях несколько мелких суденышек, пересекли залив и без боя пленили отступающие по его берегу от Коринфа части 4-го английского гусарского полка.

Утром 28 апреля к Коринфскому каналу вышли передовые танковые части основных немецких сил. В тот же день восточнее Патр немецкие парашютисты соединились с эсэсовцами из лейбштандарта и утром 29-го начали наступление на юг, в направлении Триполиса и Каламаты. Противник не оказывал никакого сопротивления. Как вспоминал командир разведывательного батальона лейбштандарта Курт Майер:

«Бесчисленные британские машины выстроились на дороге. Англичанам пришлось их бросить из-за нехватки горючего. Некоторые трофеи оказались нам весьма кстати. Мы даже нашли в целости и сохранности бронетранспортеры и небольшие пулеметы Брена на них. Греки в Пиргосе встречали нас вином и субтропическими фруктами».

К исходу 29 апреля немцы очистили весь Пелопоннес Здесь было пленено на северном берегу канала 5000 греческих, 3500 югославских и 2000 новозеландских солдат. Потери лейбштандарта «Адольф Гитлер» за всю 23-дневную операцию «Марита» составили 321 человека -- 93 убитых, трое пропавших без вести и 225 раненых. Исходя из числа убитых можно констатировать, что самой тяжелой стала первая неделя боев, на которую пришлось 40% потерь

27 апреля немцы вступили в никем не обороняемые Афины. Но еще за три дня до этого момента началась эвакуация английских войск из Греции -- операция «Демон». Для посадки войск должны были быть высланы транспорты и боевые корабли из Египта. Эмбаркацию предполагалось начать в восьми пунктах, из которых три располагались севернее Коринфского перешейка: Рафина и бухта Рафтис в 25 км к востоку от Афин, Мегара в 30 км к западу от греческой столицы, на пути к перешейку. Остальные пять портов находились в Морее, на южном и восточном берегу полуострова Пелопоннес, это были Навплион, Толон, Каламата, Монемвасия и Мили. Войска эвакуировались в бухту Суда на Крите, где в предыдущие месяцы англичане оборудовали военно-морскую базу.

Поскольку в большинстве мест погрузку предстояло осуществлять в небольших портах или вообще с необорудованного побережья, в состав сил эмбаркации были включены 5 малотоннажных десантных лихтеров типа «А» полным водоизмещением в 372 тонны и несколько десятков 10-тонных штурмовых катеров, каждый из которых мог принимать 35 человек с оружием. Такие катера брались на корабельные шлюпбалки и служили бортовым средством высадки десанта -- а вот сейчас должны были послужить для обратного.

Технику и снаряжение вывозить не предполагалось. Поначалу приказ об эвакуации предполагал вывоз 114-мм орудий, зениток, грузовиков и специальных тягачей, но 24 апреля командующий Средиземноморским флотом адмирал Каннингем отдал по этому поводу специальный приказ: «Целью операции является спасение людей, если возможно -- с оружием. Никакая техника и грузы не могут иметь приоритета над людьми».

Непосредственно от флота эвакуацией руководил младший флагман Средиземноморского флота вице-адмирал Г. Д. Придхэм-Уиппел, разместившийся в бухте Суда на Крите. Посадкой войск и координацией действий с сухопутным командованием ведал контр-адмирал Г. Т. Бейли-Громан, начальник флотской службы тыла в Греции со штабом в Афинах.

22 апреля из Александрии в бухту Суда вышел первый конвой операции «Демон» -- AG-13 в составе двух транспортов типа «Глен» («Гленарн» и «Гленгайл») и штурмового транспорта «Аластер Принс»; последний имел на борту 1000 солдат для Крита -- перевозка, ставшая уже бессмысленной. Еще один транспорт, «Гленрой», на выходе из гавани Александрии сел на мель и выбыл из операции. Через несколько часов отсюда же вышел спешно конвой ANF-29 -- 3 транспорта («Пеннланд», «Терланд Кастл» и «Делейен») в сопровождении крейсера «Ковентри» и эсминцев «Райнек», «Дайамонд» и «Гриффин». Эти конвои должны были прибыть к берегам Греции соответственно 24 и 25 апреля, и эвакуацию начинали они. AG-13 разделялся на две части -- одна принимала войска в Навплионе, другая - в бухте Рафтис.

23 апреля были отправлены еще два конвоя. Первым был AG-14 -- 6 транспортов («Коста-Рика», «Сити оф Лондон», «Дилвара», «Сальвен», «Хедив Исмаил» и «Сламат») под прикрытием эсминцев «Карлайл», «Кандагар» и «Кингстон». Следом за ним вышел AG-15 из 4 транспортов («Иония», «Коринфия», «Итрия» и «Комлибэнк») в сопровождении эсминцев «Кимберли», «Вампир» и шлюпа «Окленд».

Увы, из-за плохой координации действий и постоянного изменения планов 22 апреля, буквально за несколько часов до AG-13 из Александрии вышел еще один конвой -- AN-29... с войсками для Греции в рамках операции «Ластр»: 5 транспортов («Темани», «Зиленд», «Киркленд», «Арейбэнк», «Рамо») в сопровождении эсминцев «Вендетта», «Уотерхен» и шлюпа «Гримсби». Очевидно, повернуть этот конвой назад просто забыли -- в результате он к 25 апреля прибыл в Эгейское море, там развернулся и направился обратно в Александрию. В итоге ни один из его транспортов участия в эвакуации более не принял.
В общей сложности для эвакуации Греции было собрано 16 транспортов, 4 легких крейсера -- «Орион» (флагман Придхэм-Уиппела»), «Аякс», «Феб» и «Перт», 3 крейсера ПВО («Калькутта», «Ковентри» и «Карлайсл») 20 эсминцев и 3 шлюпа. Однако сразу же начались неурядицы. 23 апреля у Мегары германскими пикировщиками был потоплен десантный лихтер «А-1», а лихтер «А-15» остался в бухте Суда из-за повреждения мотора близким разрывом немецкой бомбы. В портах Греции осталось всего три лихтера. Эти небольшие и дешевые корабли совершенно неожиданно оказались в проводимой операции наиболее ценными, потеря каждого из них становилась настоящей трагедией.

На следующий день, 24 апреля, неурядицы продолжились. Контр-адмирал Бейли-Громан нарушил золотое правило «не трогай то, что работает хорошо»: поскольку Афины подвергались постоянным немецким бомбардировкам, он решил перенести свой штаб в Мили, на Пелопоннес -- и сделать это сухим путем, на автомашинах, по частям. В результате части штаба смогли собраться вместе лишь к утру 26 апреля; сам Бейли-Громан прибыл в Мили в 05:30, проскочив Коринфский перешеек буквально в последний момент перед его захватом немецкими десантниками. Таким образом, работа штаба эвакуации оказалась парализована почти на двое суток. Забегая вперед заметим, что в 1944 году, при эвакуации Севастополя, немцы поступили по-иному -- они создали «плавучий штаб» на одном из судов, который был достаточно мобилен, но при этом смог до последнего момента оставаться у побережья Херсонеса, не подвергаясь опасности попасть в плен.

На этом неприятности 24 апреля не кончились. В афинском порту Пирей случилась беда: вечером немецкие пикировщики потопили быстроходную яхту «Хеллас», на который грузились эвакуируемые из Греции английские подданные. А в порту Навплион у центрального пирса сел на мель большой транспорт «Аластер Принс», заблокировав подходы к другим причалам второму транспорту «Гленарн». В итоге людей на «Гленарн» и сопровождавшие его эсминцы «Стюарт» и «Вояджер» пришлось перевозить портовыми средствами и на штурмовых катерах. Всего отсюда этой ночью было вывезено 6685 человек.
В бухте Рафтис к востоку от Афин погрузка войск прошла более спокойно, хотя также проводилась бортовыми средствами. Всего на транспорта «Калькутта» и «Гленгайл» здесь было погружено 5700 человек, сопровождавший их крейсер «Перт» эвакуированных на борт не принимал. В общей сложности в ночь на 25 апреля из Греции на Крит было вывезено 12 435 человек.
25 апреля конвой AG-14 проходил проливом Касо, а AG-15 еще находился южнее Крита, поэтому принять участие в эвакуации могли только суда конвоя ANF-29 (без транспорта «Денлейн»), на помощь которым Придхэм-Уиппел направил эсминцы «Вендетта» и «Уотерхен» из охранения злосчастного конвоя AN-29. Эта группа должна была принять войска в Мегаре к западу от Афин.

Увы, около двух часов дня возле острова Сан-Джорджио «Пеннланд», самый крупный из транспортов, принимавших участие в эвакуации (16 082 брт), получил несколько попаданий бомб с пикировщиков и потерял ход. Транспорт пришлось отправить обратно на Крит в сопровождении эсминца «Гриффин», но тем же вечером он был добит новым налетом «штук».
В итоге к вечеру 25 апреля до Мегары дошли только «Терланд Кастл» в сопровождении эсминцев «Ковентри» и «Пайнек», к которым присоединились «Вендетта» и «Уотерхен», а также лихтер «А-19». Ночью к ним добавились еще три эсминца -- «Дикой», «Хэсти» и «Хэйвок»; они шли в Навплион, но после гибели «Пеннланда» Придхэи-Уиппел перенаправил их для помощи в эвакуации Мегары. Из-за отсутствия портовых сооружений погрузка велась с помощью бортовых шлюпок, мобилизованных греческих каиков и единственного десантного лихтера. Последний получил повреждения от многочисленных касаний камней, его моторы вышли из строя, и в итоге он был брошен.

Незадолго до рассвета, около 3 часов, утра командующий группой командир эсминца «Ковентри» кэптен У. П. Керн, вопреки протестам других офицеров, отдал приказ прекратить посадку и уходить. На берегу были брошены около 300 человек (в том числе 250 раненых) и армейский погрузочный штаб. Всего из Мегары в ночь на 26 апреля было вывезено около 5900 человек, из них 1300 на эсминцах. Отбив три атаки немецких пикировщиков, конвой в шесть часов вечера 26 апреля без потерь прибыл в бухту Суда.



Продолжение в следующем выпуске (ЖЖ не хочет жрать текст целиком): http://uldorthecursed.livejournal.com/91555.html?view=comments

Любым поправкам, дополнениям, уточнениям и прочей критике буду премного благодарен.
 
 
 
panzer_papapanzer_papa on Декабрь, 8, 2010 10:59 (UTC)
=смогли применить здесь лишь на последних днях перед эвакуацией=
лишь в последние дни перед эвакуацией

возможно имеет смысл уточнить предысторию событий, из-за которой греки цеплялись за Салоники (чтобы они не выглядели дураками) и сильнее акцентировать на желании греков примириться с немцами в обмен на вывод британских войск (т.е. использовать формальный повод начала войны, заявленный немцами)
Uldor the Curseduldorthecursed on Декабрь, 8, 2010 13:33 (UTC)
> возможно имеет смысл уточнить предысторию событий, из-за которой греки цеплялись за Салоники (чтобы они не выглядели дураками) и сильнее акцентировать на желании греков примириться с немцами в обмен на вывод британских войск (т.е. использовать формальный повод начала войны, заявленный немцами)

Я очень боялся перегрузить текст политическими подробностями -- статья-то про эвакуацию :-)
panzer_papapanzer_papa on Декабрь, 8, 2010 13:37 (UTC)
Ага, я вот тоже счел нужным открутить время от падения Франции к аннексии Гавайев, чтобы было понятно откуда ноги растут, а теперь сижу в задумчивости - и без этого нельзя, и не выбивается ли?
Uldor the Curseduldorthecursed on Декабрь, 15, 2010 19:40 (UTC)
Нет.
И это немного другая тема -- очень интересная, но не имеющая прямого отношения к истории эвакуации. Надо, кстати, порыться в книгах -- у меня лежит парочка советских работ конца 30-х на ту же тему, но вот не могу никак найти...
panzer_papapanzer_papa on Декабрь, 15, 2010 19:46 (UTC)
это приквел ;)
gur64 on Декабрь, 8, 2010 20:55 (UTC)
небольшие уточнения
1. между Нарвиком и Грецией (помимо Дюнкерка) была еще эвакуация из Нормандии (см. Empress of Britain).
2. Итальянское вторжение в Грецию (согласно дневнику Чиано) кончилось крахом - итальянцы еле-еле держались в Албании
Это хорошо бы помянуть для уточнения обстановки.
gur64 on Декабрь, 8, 2010 20:58 (UTC)
ну и мелкие нюансы
Мост через Коринфский канал был подорван огнем незамеченной зенитки - в смысле немцы его взяли, подрываную сеть нейтрализовали, но от огня Бофорса заряды сдетонировали.
Uldor the Curseduldorthecursed on Декабрь, 8, 2010 21:38 (UTC)
Re: ну и мелкие нюансы
Я в курсе -- читал Гове :-)
Не уверен, что надо перегружать текст такими подробностями.
gur64 on Декабрь, 8, 2010 21:50 (UTC)
Re: ну и мелкие нюансы
Я в смысле, что охрана-то ожесточенного сопротивления не оказала.
До момента подрыва моста немецкие потери были, в общем, близки к нулевым.
toly322toly322 on Декабрь, 9, 2010 08:43 (UTC)
=Естественно, чтобы можно было объективно сравнить его с нашим опытом... =
А когда планируете это сделать?
Хотелось бы ознакомится..
Uldor the Curseduldorthecursed on Декабрь, 9, 2010 09:25 (UTC)
Это уже не ко мне :-)
Я очень надеюсь, что в "Вече" будет книжка Платонова об эвакуации баз в 1941-1942 годах.
toly322toly322 on Декабрь, 9, 2010 09:27 (UTC)
А, Вы в этом смысле.. :)
smertnyysmertnyy on Декабрь, 11, 2010 12:02 (UTC)
сделайте внизу ссылку на продолжение(д2), для удобства.
Uldor the Curseduldorthecursed on Декабрь, 15, 2010 19:40 (UTC)
Спасибо за рекомендацию.
Сделал :-)
Максимmk45 on Декабрь, 18, 2010 22:59 (UTC)
HMS Coventry – не эсминец, а крейсер. Старичок (старушка?) C-класса.
Uldor the Curseduldorthecursed on Декабрь, 19, 2010 12:03 (UTC)
Спасибо
Тут я лажанулся -- он у меня два раза назван эсминцем и три раза -- крейсером... :-)
Максимmk45 on Декабрь, 20, 2010 09:01 (UTC)
Re: Спасибо
Бывает. :) У меня просто к этой островитянской банде давний интерес. Потому и заметил.
Максимmk45 on Декабрь, 18, 2010 23:01 (UTC)
Так же, как и HMS Carlisle. Остальное не проверял – эти просто в глаза бросаются.
annirianniri on Декабрь, 20, 2010 22:07 (UTC)
WoooW засмотрелсяяяяя.... Ух.... )))
Р.В.К.redvik on Январь, 8, 2011 17:52 (UTC)
Если позволите, несколько замечаний и мыслей по Норвегии…

Намсус, смею полагать, остался без прикрытия с воздуха не по причине недооценки возможностей птенчиков Геринга, а по вполне объективным причинам. Там не было аэродрома. Оставалась на постоянной только зенитная артиллерия. Но о «недооценке возможностей люфтваффе» под Намсусом я бы говорить не стал. В конце концов, там был не только Carlisle, но и французские зенитчики, и, в начале мая, Glorious (который атаковали, но неудачно). А удары немецкой авиации по Намсусу были частыми, но не слишком массированными – по 10-15 самолётов в налёте, изредка два десятка (горизонтальные бомбардировщики)… Непосредственно по эвакуирующимся войскам и кораблям, если не ошибаюсь, ни разу больше двух эскадрилий одновременно не работало. Плюс к этому у англичан, в частности у Черчилля, наблюдаётся два взаимоисключающих утверждения: под Нарвиком горизонтальные бомбардировщики «Люфтваффе» действуют без малейших успехов, а под Намсусом немецкая авиация («Штук» там было чуть, а в основном работали He-111) якобы чуть не головы поднять не даёт.

Кроме того, из Намсуса англичане вывезли не всё вооружение и технику, много уничтожили.

«Chrobry» был потоплен не 14, а в ночь на 15-е мая, около 0.40 ночи. И, если совсем строго, то потопили его не немцы, а Swordfish с Ark Royal, после того, как стало ясно, что борьба за живучесть бесполезна.

Ещё, если уж относить «Гром» и «Храбрый» к «эвакуационным» потерям, то нужно помнить и успешную охоту на норвежские каботажники…

И ещё: Вы почему-то не упомянули потопление Glorious 8 июня. Хотя, с учётом того, что он вывозил в метрополию самолёты RAF из Норвегии, его уничтожение, как и Orama, было бы более чем корректно считать потерями в ходе эвакуации. Кстати, возможно, я ошибаюсь, но, по-моему, это чуть не единственный в ВМВ случай, когда «Кригсмарине» внесли весомый вклад в пресечение эвакуации войск кого угодно откуда угодно…
Uldor the Curseduldorthecursed on Январь, 8, 2011 19:58 (UTC)
За дополнения и комментарии -- спасибо, особенно по поводу Намсуса.
Историю "Глориеса" я поминать не стал, поелику у меня и так здесь англофобии через край :-)